Previous Entry Share Next Entry
СТАРИННЫЕ ИЗДАНИЯ ОБ ИЗВЕСТНЫХ ЖЕНЩИНАХ КАРАБАХСКОГО ХАНСТВА
hatmedicine
Оригинал взят у historykavkaz в СТАРИННЫЕ ИЗДАНИЯ ОБ ИЗВЕСТНЫХ ЖЕНЩИНАХ КАРАБАХСКОГО ХАНСТВА

Известный кавказовед и ориенталист Адольф Берже (1828-1886), одним из первых исследовавший азербайджанскую литературу конца XVIII начала XIX веков, немало строк посвятил истории Карабахского ханства и творчеству поэтов и поэтесс этого края.



В своем очерке, посвященном обладателю персидского трона – Фатали Шаху, рассказывая о гареме восточного венценосца, уделяет особое внимание интеллекту являвшейся одной из его жен, Карабахской ханше Агабейим Аге, более известной как Агабаджи.



«Любимая жена его была дочь кебабчи (продавца жареного мяса на базарах), получившая от него титул таджи-доулэт, т.е. венец государства. Но выше всех по красоте и по происхождению стояла очаровательная Ага-бегюм-Ага, дочь Ибрагим-хана Карабагского. Когда в Тегеран прибыло от английского короля Георга первое посольство, он привез, между прочим, письмо королевы с богатейшим подарком к старшей жене шаха. Сначала были в недоумении, которую из жен признать старшею, но в собравшемся по этому поводу особенном заседании первенство осталось за Ага-бегюмою. Она получила подарок и сама написала ответ королеве».
(Ад.П.Берже. Фетх-Али –шах и его дети.
«Русская старина». 1886,  Июнь, сс. 549-562).

Не менее известной Карабахской ханшей была поэтесса и благотворительница, племянница Агабейим Аги, дочь Мехтикули хана - Натаван. Известно, что она организовывала литературные меджлисы и внесла огромный вклад в обустройство своего ханства.  О ней в конце XIX века упомянул в своей статье Ахмед бек Агаев (1869-1939), рассказывавший об истории азербайджанских ханств.

«В прошлом году, почти в это же самое время скончалась последняя представительница по прямой линии одной ветви карабахского ханского дома, Ханша Хуршуд Бану Бекума. Так уходят они один за другим, эти представители бывшего и навеки минувшего седого Кавказа; того и гляди, что лет через десять или пятнадцать, не будет уж ни одного из них. Они уносят с собою  вечное забвение и молчание, целый мир, целую эпоху, целое мировоззрение.
В их судьбе есть нечто трогательное, возвышенное, наводившее на грустные мысли и на печальные размышления. Редкие их них кончают свои дни среди тех почестей, которые воздавались в Шуше покойной ханше или в Баку Гасан Аге. Многие из них умирают среди нищеты, мучительного недостатка, нуждаясь в куске хлеба, заваленные долгами, словом среди нужд, тем более мучительных, что эти гордые натуры не хотят поступаться унаследованными привычками, традициями, вкусом к комфорту, широкой жизни.
Их кредиторы не дают даже остыть их телу и стаи коршунов нападают на дом, описывая все, начиная от жилища, кончая блестящими фамильными сокровищами, под которыми прикрывается слишком гордая и застенчивая нищета».

(Агаев А. «Бакинское ханство».
 «Каспий», 1898, 4 декабря, с.4).


            Возвращаясь к литературным исследованиям Ад. Берже, хотелось бы отметить его очерк, опубликованный в журнале  «Русская старина», в котором  он рассказывает о юной карабахской поэтессе Ашик Пери.

«В Карабахе, в деревне Маралиан, на берегу Аракса, явилась в 1829 году 16-ти летняя татарская девица, по имени Ашик Пери, замечательная не только красотою, но и прекрасным поэтическим дарованием, в особенности даром импровизации. Она вступала в состязание со многими современными поэтами и оставалась всегда победительницею.

В числе ее соперников находился и карабахский армянин Мирза Джан Мадатов, игравший важную роль при  генерале Ермолове и известный не только как даровитый поэт, но и как страстный поклонник прекрасного пола. Мадатов явился в деревню Маралиан в Карабах, где находилась Ашик Пери, и вызвал ее на состязание в импровизации.
Эта импровизация Ашик Пери  по настоящее время сохранилась в памяти народной как единственное воспоминание поэтического таланта этой замечательной женщины. Ашик Пери умерла в 1833 г.
Приведем здесь перевод поэтического состязания между Ашик Пери и Мирза Джаном, о котором выше было говорено, Ашик Пери обращается к Мирза Джану как к известному поэту, человеку современности, и вызывает его говорить о разных вопросах из метафизики и мусульманского богословия.
Ашик Пери продолжает все парить в сферах идеала. Теперь она старается выразить, в довольно загадочных выражениях, что верования: евреев, христиан и мусульман в сущности сводятся к одному и тому же, и что имя Иисуса и Марии упоминается с благоговением и в Евангелии, и в Библии, и в Коране.
Мирза Джан все уклоняется от прямого ответа, причем все таки проглядывает его азиатское варварство и религиозная нетерпимость. Мирза Джан окончательно отказывается далее следовать за парением Ашик Пери, и постыдно слагает пред ней оружие, проклиная вероятно в душе ту минуту, когда он вздумал вызвать на состязание этот синий чулок, которого сердце не бьется никаким нежным чувством.
Для нас же, европейцев, мечтательно-идеальная Ашик Пери стоит неизмеримо выше грубо чувственного Мирза Джана. Поистине закавказские мусульманки могут гордиться таким явлением, как Ашик Пери. Оно доказывает, что в них, несмотря на внешний гнет, на гаремную жизнь, все-таки теплится божественная  искра».

(Гулак Н. Адольф Петрович Берже. 1) Деятельность его как ориенталиста. 2) Страница из посмертных записок Ад.П.Берже. «Русская старина». 1887 , декабрь, сс.820-824).
 Автор Лала Гаджиева

  • 1
как интересно!!

У меня к Вам просьба. Этот пост написала моя супруга. Ее блог будет посвящен истории Кавказа и частично России. Могли бы Вы взять ее во взаимные друзья?

Конечно. Только мне не всегда уведомления о дружбе приходят

Если Вам не трудно, кликните на ее профиль. С ее аккаунта трудно Вас найти. А я в ответ тоже кликну. Спасибо

Очень интересно

как интересно!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account