hatmedicine (hatmedicine) wrote,
hatmedicine
hatmedicine

Categories:

Эйнулла Фатуллаев: Найти Зангилан и дойти до Лачина (часть 4)


Весть об убийстве оператора мобильной связи Azercell в Гадруте нашла меня в другом конце Карабаха - Зангилане. Как и о нарушении перемирия, и об участившихся нападениях на азербайджанских солдат. Неужели армяне развязали партизанскую войну, адаптируя в карабахских горах и лесных массивах методы террористической войны?
Эти неспокойные мысли усилились после того, как в условном центре Зангилана я почувствовал запах пороха. По всей протяженности государственной границы Азербайджана с Арменией проходит болезненная демаркация, предполагающая довольно простую схему – государства отходят к границам, установленным в СССР. Простое и справедливое решение извечного армяно-азербайджанского спора. Но, как говорится, каждому хочется быть справедливым, да не каждому это удается. Или, как уверял Владимир Путин в первые дни второй карабахской войны, у каждого своя правда. Однако право, как известно, всегда выше справедливости…


Когда-то в этой центральной части Зангилана возвышались многоэтажки. Разобрали, распродали, стерли
Читателей, особенно горных и гордых зангиланцев, может покоробить впечатление об условности центральной части города, но за беспощадные 27 лет армянская интервенция стерла с лица земли и этот некогда прекрасный уголок счастливого советского прошлого. Камня на камне не оставили. Город разобрали и распродали по частям. Проходим мимом руин с новым комендантом города, начальником Зангиланской полиции, подполковником Бекиром Джаббаров.
«Вы уже не начальник полиции в эмиграции», - пытаюсь развеять хмурь коменданта. Неимоверно тяжело вернуться уроженцу Зангилана в родной дом в ранге коменданта города, которого нет. «Здесь прошла вся моя юность и молодость. Они стерли все наше прошлое», - показывает на руины Бекир Джаббаров. И в его глазах стоят слезы.
За месяц с лишним комендант успел немало сделать для возрождения города, который сожгли и разрушили вандалы.
Уму непостижимо – за месяц с лишним комендант создал уютную и в какой-то мере респектабельную для руин приемную комнату-кабинет с пристроенной казармой для сотрудников полиции и особого подразделения Внутренних войск. Штаб управления восставшего из пепла Зангилана расположился в единственно уцелевшем здании, построенном на деньги армянской диаспоры детском саду для детей переселенцев, – сирийских армян.
В последние годы Ереван вел активную политику заселения так называемого Южного Зангезура.

Азербайджанская полиция расположилась в детском садике для сирийских армян

История вопроса
После десоветизации на подъеме национальных чувств, нигилистического отрицания наследия и тривиального упрощения второй Азербайджанской республики, взятый за основу метод политизации историографии требовал ревизионизма места и роли еще одной исторической глыбы – основателя второй республики Наримана Нариманова.
Безусловно,  трагическая судьба Нариманова, оказавшегося чужим среди своих, которые обвиняли его в националистическом уклоне, не может рассматриваться в отрыве от международной и региональной ситуации в период эпохи популяризации марксизма и социалистической революции, как панацеи от классового угнетения в условиях доминантного превосходства несправедливого дикого капитализма.
Но величайшей заслугой отца-основателя стало окончательное решение территориального спора с так называемой Араратской Республикой – будущей Советской Арменией в интересах Азербайджана и исторической справедливости. Статус автономной области в Нагорном Карабахе (прошу не путать с будущей НКАО), предполагающий предоставление национально-культурных прав армяном в Нагорном Карабахе с центром в городе Шуше, а также подписание исторического Московского соглашения и Карского договора лишили армянский экспансионизм правовой базы в борьбе за территории Азербайджана.


Первые армяно-азербайджанские столкновения в Шуше уходят в вековую историю
Но историки с национальным оттенком стали обвинять Нариманова в сдаче другой исторической области Азербайджана – Зангезура. До советизации карателям Гарегина Нжде удалось добиться этнической чистки азербайджанцев в северной части края. Однако азербайджанцы отстояли юг Зангезура, что легло в основу раздела области – северный Зангезур вошел в состав Армении, а южный - Азербайджана. То есть Нариманову удалось добиться немыслимой в условиях кооптации усилий армянских национал-уклонистов с бакинскими национал-предателями в лице троицы Гараева-Гусейнова-Мусабекова задачи борьбы за южную часть Зангезура. Зангиланский, Губадлинский и Лачинский районы составляли юг Зангезурского уезда.
Миацум Зангилана, Губадлы и Лачина
Если в первые годы оккупационной политики Ереван рассматривал южную часть исторического Зангезура в качестве так называемого «пояса безопасности» сепаратистского образования, о чем армянские политики стали говорить вслух, то после трансформации карабахской распри в формат замороженного конфликта, армянская национальная элита стала выстраивать планы отторжения и интеграции этой части Зангезура с Арменией. Изменение целей оккупационной политики объясняет нелогичные действия армянской власти в Зангилане, Губадлы и Лачине.
В конце 90-х и в нулевые, оккупационная власть в спешке и совершенно мародерским образом разбирала по частям инфраструктуру крупнейших районов и распродавала в обертке «трофейного металлолома» и стройматериалов в соседний Иран.
Впрочем, начиная с последней декады правления Сержа Саргсяна в период разрастания сирийского конфликта до угрозы миграции стотысячного армянского населения из Алеппо, Эль-Камышлы и других городов власти Армении при поддержке мирового армянства принимают решение об активном заселении сирийских армян в пустовавший к тому времени южный Зангезур.
Не в Агдаме и даже не близлежащем Джебраиле, а именно в Зангилане, Губадлы и Лачине начинается активное строительство жилища для первых переселенцев. Спрашивается – зачем было разрушать старую инфраструктуру, чтобы начинать новое строительство? Конечно же, коррупционная составляющая сыграла большую роль, но не главенствующую. Армянская политическая элита не вынашивала планов аннексии территорий вне нагорной части. Пыталась удержать, но не поглотить. А с разгоранием сирийского конфликта вынашиваются планы политической абсорбции. Тем более у Армении был опыт так называемой «сталинской репатриации» сирийских армян после Второй мировой войны.
После активного заселения Лачинского района – наиболее стратегического для Армении с точки зрения транспортно-коммуникационной зависимости автономии, начинается колонизация Зангилана и Губадлы.
Мимолетное счастье на слезах и крови
- В Зангилане расселили 100 армянских семей. Начали создавать для них хозяйства, рабочие места, городскую инфраструктуру, - рассказывает комендант района.
- А где сейчас эти люди? – спрашиваю собеседника с неподдельным интересом.
- Перед наступлением нашей армии все они сбежали в сопредельный Кафан. И ничего не успели с собой унести. Мы насчитали сто таких домов, - делится со мной официальными данными Б.Джаббаров.
- Можно ли взглянуть на эти дома?
- Несколько таких построек напротив разрушенной городской мечети.
Армяне не пощадили Зангиланскую мечеть, сравняли ее с лицом земли. Хотя несколько других мечетей вне города в полном соответствии с толерантностью католикосата превратили в свинарни.


Над разрушенной армянами мечетью развевается трехцветное знамя
Мечеть полностью разрушена. Как и все ранее оскверненные азербайджанские кладбища.. Закоптившиеся камни в руинах мечети свидетельствуют о постройке ХIХ века. Захожу в одну из новостроек для семей переселенцев. Здесь жили мать с дочкой. В доме стоит изысканная, дорогая мебель. А на кухне посуда европейского производства.
- Неужели Зангилан заселяли состоятельные сирийцы? Откуда у них столько денег? – не перестаю удивляться увиденному и спрашиваю одного из полицейских, участвовавших в первоначальной инвентаризации имущества после освобождения города.
- И нас это удивило, - отвечает коротко, не скрывая своего изумления.
- Это пожертвования диаспоры, - комментирует комендант.
Неподалеку от этих домов расквартировалось местное отделение Службы Госбезопасности. Чуть дальше Госпогранслужба. Видимо, у спецслужб – ныне непочатый край работы. Ведь переселенцы не успели вывезти даже свои личные архивы. Одна из фотографий матери с дочкой, которые так и не смогли обрести счастья на смешанной кровью и слезами проклятой для них земле. Неужели эти люди не чувствовали боли в ступнях, изрезанных историческими граблями – можно ли построить счастье на несчастье других людей? С какими чувствами воспринимала эта семья разрушенную мечеть у своих дверей?


А теперь у дверей мечети фотография дочери с матерью
- В Зангилане армяне никогда не жили. Я не помню ни одного армянина. Но они стали выставлять здесь свои новоиспеченные и доморощенные хачкары. Прямо на улицах. Вот один из них выставили прямо у моего дома, - говорит и гневно трясет своими руками 64-летний Сафаралы-киши, зангиланец в четвертом поколении, вступивший добровольцем в ряды формирующейся народной милиции.
Сафаралы-киши, как никто другой, знает место каждой веточке на своей родине. Он занят разносом и установкой новых указателей прежних исторических названий сел и поселков. В зангиланскую милицию записывают всех уроженцев района.

64-летний доброволец счастлив устанавливать и восстанавливать исторические названия Зангилана
- Я родился в год оккупации нашего района. Армяне хотели нас истребить, и мы все сбежали по реке Аракс в Иран. Всю свою жизнь родители рассказывали мне о родине, и я грезил Зангиланом. Конечно же, вернусь сюда вместе с родителями. Они считают дни и часы до момента возвращения, - признается в беседе молодой сотрудник полиции, начавший службу в родном крае. И добавляет, что в освободительной войне воевали вступившие добровольцами в национальную армию все его молодые родственники.
В городе всего несколько фонарей, но их мягкий свет ложится на удивительно ровный асфальт. «Неужели армянская администрация, разрушив город, провела укладку нового слоя асфальта?» - теряюсь в догадках и недоумении. Оказывается, за рекордно короткий промежуток времени Управление дорожным строительством Азербайджана построило новые дороги по всему городу!

Когда же наши успели провести асфальт?
Воскресение Минджевана
Величайшая историческая значимость Московского соглашения возрождает стратегическую роль Зангилана, а если быть точнее, его транспортной артерии – легендарной станции Минджеван, в переплетении инфраструктурных комплексов всего региона. Но для Азербайджана Минджеван, в первую очередь, дорога жизни с обособленным согласно велению истории Нахчываном. По большому счету, после раздела Зангезура, в основе концепции зарождения Минджевана стояла задача реализации одного из важнейших пунктов Московского соглашения – соединения Баку с Нахчываном путем железнодорожной артерии через так называемый «мегринский коридор». Но тактическая задача не отменяла глобального транспортного маршрута Алят-Джульфа, который вынашивался еще со времен царской России. И был претворен в жизнь уже в 1936 году. Станция Минджеван стала окном прямого пути сообщения Баку с Ираном. Реабилитация этой заманчивой транспортной модели в свете глобальных проектов Азербайджана – Баку-Тбилиси-Карс, Север-Юг, в корне меняет геоэкономическую карту региона. Ведь отсюда открывается тупиковая ветвь и в саму Армению – в Кафан.
Усиление значимости Минджеванской станции обусловило развитие некогда отдельного поселка Зангилана, который превратился в самодостаточный шеститысячный район к моменту обретения независимости.

Минджеванская станция. Спустя 27 лет
И во что же превратили Минджеван после оккупации?! Разобрали шпалы и расплавили рельсы, а сам вокзал, как и богатую инфраструктуру, предали огню и мечу. Миндживан превратился в безжизненный разросшийся сплошной лесной кустарник. И в последние годы, как и многие села Зангиланского района, стал аграрным придатком армянских олигархов и самого карабахского гауляйтера Араика Арутюняна.
Сам А.Арутюнян захватил для реализации своих аграрных проектов свыше 10 тысяч га плодородной земли на территориях вне нагорной части Карабаха. Львиная доля садов, фруктовых плантаций и пшеничных полей гауляйтера приходится именно на Зангиланский район. Латифундии стервятника-сепаратиста простираются от Зангилана до полей Минджевана. Увы, но и в этой части района, особенно в последние два года, проводилось активное заселение. Доморощенные минджеванцы в бегах не успели собрать последние вещи.
Задаюсь вопросом, глядя на разбросанные по комнатам иконы в одной из квартир прямо у станции: «Как бессовестность уживается с богобоязненностью?»
- Этот дом построили на развалинах разрушенной городской больницы, - рассказывает 48-летний Джафар – еще один ополченец местной милиции. Полицейский с особой бдительностью с автоматом в руках по пятам преследует меня. Я спрашиваю о причинах этой настороженности.
- У нас информация, что некоторые добровольцы и солдаты армянской армии не смогли выйти из окружения. Они осели здесь. Остались в лесах и подвалах. Мы готовы ко всему…
Искренне прощаясь с первыми добровольными жителями стертого с лица земли Зангилана, и поражаясь их человеческому подвигу, спешу в нашумевшее село Ханлыг – некогда вотчину младшего сына основателя Шуши Панах-хана – Мехрали-бека.
Азербайджанские казармы на армянские деньги
Армянские ученые превратили мать наук - историю - в легко манипулируемое мифологизированное прошлое. Совершенно банальным образом приняв решение об армянизации южного Зангезура, оккупационная администрация красным карандашом перечеркнула историческое название Ханлыга (который не потерял своего исконного названия ни при царе, ни при большевиках), провозгласив вотчину ханского сына Ишахандзором. А линия поведения армянских властей в этом важнейшем по своему стратегическому значению поселке, открывающего путь на Лачин (север), Гадрут (восток) и саму Армению - Горис (запад), ничем не отличалась от политики в других районах. По признанию армянских властей, до оккупации азербайджанцы составляли 97 процентов этнического состава села. И вступившие в село армянские бандформирования разграбили около 400 домашних хозяйств, чтобы спустя 15 лет начать политику заселения.


Строили сирийцам, досталось азербайджанским воинам
Идентичная с зангиланским казусом история. Одна отличительная особенность – в Ханлыге на деньги Спюрка возвели около ста одинаковых двухкомнатных домиков без света и газа. Но потерявшее последний луч света в мрачном асадовском королевстве – асаловское сообщество ради безмятежной жизни на берегу левого притока Аракса готово было записаться и в лжеармянские колхозные пенаты.
Обманутое общественное мнение Армении очнулось от летаргического сна на заупокойную литургию после победоносного вступления в Ханлыг азербайджанских войск. Это был некий переломный момент. В соцсетях поднялся гвалт: «Если мы побеждаем, то как азербайджанцы появились у ворот Лачина?!» Вскоре армян перестали удивлять подобные метаморфозы. Слишком уж быстро стала продвигаться ненавистная тюркская армада. Ханлыг стал Рубиконом в общественном сознании. Заблудшие армяне поняли, что на протяжении всей войны им лгали…
А краснокрышие домики для поселенцев пришлись ко двору расквартированным в селе военнослужащим из азербайджанского войскового корпуса.
Искренне приветствую и поздравляю с великой победой начальника артиллерии корпуса. Которому неплохо живется в построенном на деньги армянской диаспоры уютном домике.
Рассказываю офицерам о своих планах дойти до Лачинского коридора. Офицеры предупреждают о двух напастях: призраках и минах…
(Продолжение следует)
Главный редактор haqqin.az Эйнулла Фатуллаев
https://haqqin.az/news/195987
Tags: карабах, лачин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments